РЫБА И ШОКОЛАД

Полина Бородина 'Рыба и шоколад'

Маша, 15 лет, ученица хореографической школы

Андрей Юдин, 14 лет, ученик спецшколы для сложных подростков

Дамблдор (она же Лариса Владимировна), 54 года, директор спецшколы для сложных подростков

Снегурочка (она же Игорь Юрьевич), 21 год, физрук в спецшколе для сложных подростков

Пучок (она же Аделина Соломоновна), 43 года, учитель хореографии в хореографической школе)

Воспитка, 40 лет, воспитатель и надсмотрщик в интернате при хореографической школе

Мужчина в очках и женщина в пиджаке, за 45, члены аттестационной комиссии в хореографической школе

Щелкунчик, подруга и одноклассница Маши

Арабеск, Касаткина, ученики балетного училища

Денис Хабибулин, друг и одноклассник Андрея

Макаров, Гончарова, Комаров, Мельникова, ученики спецшколы

 

 

 

 

I

1.

ТЮЗ, идёт спектакль «Ромео и Джульетта» – классические декорации, актёры в костюмах на средневековый манер, «тюзятина» в плохом смысле этого слова. В зале сидят школьники. Много школьников. Среди них – Андрей, Маша, Щелкунчик, Денис. Они сидят в одном ряду, и даже на соседних креслах. Андрей и Денис периодически комментируют происходящее на сцене, шепчутся, смеются. Они не одиноки в своём поведении. Щелкунчик с Машей, напротив, смотрят внимательно.

Ромео

                      Что если бы и вправду эти звезды

                      В ее лице сияли вместо глаз,

                      Ее ж глаза сменили их на небе?

                      Ее лица сиянье эти звезды

                      Затмило бы, как лампу свет дневной,

                      А в небесах такой бы яркий свет

                      Ее глаза потоком изливали,

                      Что птицы, ночь приняв за светлый день,

                      Запели бы. Вот на руку щекой

                      Склонилася она... как я желал бы

                      Перчаткой быть на этой белой ручке,

                      Чтобы щеки ее касаться мне!

Джульетта

                      О, горе мне!

Денис. Тебе капец!

Андрей смеётся. Сидящая рядом Маша шыкает на него, мол – будь тише.

Ромео

                      Вот, говорит она.

                      О, продолжай, мой ангел лучезарный!

                      Ты в тьме ночной над головой моей

                      Сияешь, как небес крылатый вестник,

                      Когда в своем полете облака

                      В воздушном он пространстве обгоняет,

                      И смертные, вверх очи возведя

                      И запрокинув голову, глядят

                      На ангела оцепеневшим взором.

Андрей (толкает Дениса в бок). Мой лучезарный ангел, не тупи, в твоём портфеле стопудов есть чипсы.

Денис роется в рюкзаке, достаёт пачку чипсов, с шелестом открывает.

Андрей. Благодарю, синьор!

Хруст, чавканье и шелест.

Джульетта

                      Ромео! Для чего Ромео ты?

Андрей. Ромео, для чего в колготках ты?

Денис. Ну парню холодно, ты чё.

Смеются.

Джульетта

                      О, отрекись от своего отца,

                      От имени; а если не желаешь,

                      То поклянись лишь мне в своей любви -

                      И я тогда не буду Капулетти.

Ромео

                      Ответить мне или еще послушать?

Андрей. Свалить в буфет или ещё послушать?

Денис смеётся.

Маша (Андрею). Заткнуться.

Щелкунчик. Вообще достали.

Андрей. Вот это поворот.

Андрей и Маша смотрят друг на друга.

Андрей (Маше, предлагая пачку с чипсами). Сударыня желает чипсов?

Маша. Идиот!

Андрей. Как вы сказали… В рифму прямо.

Маша. Ничё не в рифму – отвали. Мы слушаем вообще-то представленье…

Щелкунчик (шёпотом). Ты правда говоришь, как у Шекспира, Маш… Я тоже, кажется. (Пауза) Блин! Блин!

Маша. А вот и нет. Я говорю, как говорится. Я просто говорю и... Точно, блин!

Джульетта

                      Лишь именем своим ты враг мне, но

                      Сам по себе ты вовсе не Монтекки.

                      О, выбери себе другое имя;

                      Что в имени? Как розу ни зови -

                      В ней аромат останется все тот же:

                      Так и Ромео с именем другим

                      Останется все так же совершенным.

                      Расстанься же ты с именем своим,

                      Ромео, и, взамен за это имя,

                      В котором нет твоей и части, всю

                      Меня возьми!

Денис. Он будет брать её, внатуре?

Андрей (Денису). Будь тише, негодяй, тут рядом дамы типо! (Маше и Алине) Вы что, из сто девятой? (Пауза). Из второй?

Маша. Игнор.

Щелкунчик. Игнор.

Ромео

                        Ловлю тебя на слове.

                      Лишь назови меня своей любовью -

                      И заново я буду окрещен

                      И навсегда свое утрачу имя.

Джульетта

                      Кто ты такой, сокрытый мраком ночи,

                      Подслушавший признания мои?

Андрей (Маше). Я – Андрей.

Маша. Будь тише. Это никому не интересно.

 

2.

Спецшкола. Урок физкультуры. Спортивный зал. На окна натянуты сетки, одна шведская стенка, на полу валяются два мяча. Ученики стоят в линейку, перед ними – Снегурочка, в спортивном костюме, со свистком на шее. Класс одет вразнобой: многие в штанах с двумя полосками и кроссовках, но назвать это физкультурной формой будет преувеличение – похоже, они просто так одеваются. Кто-то из девочек вообще в юбке. Андрей с Денисом стоят рядом, переговариваются.

Снегурочка (Денису). Хабибулин, вы проведёте разминку. Начинайте, пожалуйста.

Денис. А чё я?

Андрей. Он занят.

Снегурочка. Чем, извольте спросить?

Андрей. Мы решаем ряд важных вопросов. Понятно? (Денису, передразнивая Снегурочку). «Извольте спросить». Наша Снегурочка попутала бальные танцы с физрой.

Снегурочка. Тогда разминку проведёт Макаров.

Макаров. Чем я хуже Хабибулина?

Снегурочка. Вы лучше, Макаров.

Андрей. Это вы чё, это вы сейчас моего друга обидели? Вы понимаете, что я сейчас вас на дуэль должен вызвать или чё? (Денису). Бедная Снегурочка, как она выйдет из такого сложного положения?

Снегурочка. Я не так выразился. Начинайте, Макаров.

Андрей. (Денису) Снегурочка растаяла, как всегда. (Снегурочке). Выражайтесь в следующий раз как-то аккуратнее типо. Вы всё-таки учитель, должны подавать пример.

Класс смеётся.

Макаров. У меня нога болит, я недееспособен.

Снегурочка обречённо смотрит на класс, вздыхает и сам начинает разминку. Только половина класса повторяет за Снегурочкой. Оставшаяся занимается своими делами. Девочка в юбке садится на скамейку, достаёт из кармана кофты лак и начинает красить ногти.

Снегурочка. Наклоны шеи. Раз, два…

Андрей (Денису, доставая из кармана айфон). И чё делать с ним будем?

Денис. Продадим, чё.

Снегурочка. Махи руками. Раз, два, три…

Андрей. Стрёмно как-то.

Денис. Я тебя не узнаю, Юдин.

Снегурочка. Наклоны. Вправо, влево. Раз, два, три…

Андрей. Всмысле? Это когда это я телефоны отжимал? Ты вообще попутал, Хабибулин?

Денис. Да причём тут отжимал. Что упало – то пропало.

Андрей. Я посмотрел фотки – это по ходу кто-то из девок оставил. Которые рядом сидели.

Денис. А, эти, пафосные которые. (Имитируя) «Заткнитесь. Мы спектакль смотрим».

Андрей. Но. (Пауза). Надо вернуть, короче.

Снегурочка. Ноги на ширине плеч. Вращаем бёдрами.

Денис. Вернуть айфон? Ты спятил?

Андрей. Надо вернуть.

Денис. Блин, ну ты чё, как в сказке. Золушка обронила туфельку. Щас по всему городу будешь её искать? Она тебе даже спасибо не скажет. Карета превратилась в тыкву, всё, нефиг. Ты чё разве деньги не копил?

Андрей. Копил.

Дверь с грохотом открывается. В спортивный зал уверенно заходит Дамблдор, цокая каблуками. Дамблдор – невысокая полная женщина в юбке-карандаше, пиджаке и блестящей кофточке, радующей глаз тигровым принтом. Причёска Дамблдора настолько пышная, что больше напоминает парик, чем причёску.

Андрей. А вот и наш Дамблдор. Щас начнётся сеанс магии.

Дамблдор (Снегурочке). Здравствуйте, Игорь Юрьевич.

Снегурочка. Здравствуйте.

Дамблдор. Вы посмотрите на них, кто в лес, кто по дрова. Мельникова, ты почему на скамейке?

Мельникова (которая ногти красила). У меня месячные.

Дамблдор. Поздравляю, Мельникова, теперь об этом знает весь класс.

Все смеются.

Мельникова. Мне пофиг.

Дамблдор. Вы чего меня позорите на весь город? А? Я почему из-за вас краснеть должна? Мне почему звонит администратор театра и просит, чтобы ваших задниц больше не было на пороге храма искусства?  Вы забыли, кто вы?

Андрей. Мы – отбросы общества!

Дамблдор. Правильно, Юдин. Верно мыслишь.

Андрей. Я просто вас процитировал.

Дамблдор. Великих надо цитировать. Молодец. Вам мало, что за вами воспитатель по пятам ходит? Что вы аттестат получите, на котором вот такими буквами будет написано «спецшкола закрытого типа»?

Андрей. Хогвартс.

Все смеются.

Дамблдор. Что «хогвартс»?

Андрей. На аттестате надо написать: «Хогвартс». Школа магии.

Дамблдор. Паноптикум, прости господи. (Андрею). А тебя, Юдин, я отправлю в интернат для особо трудных, дошутишься. Там лес рядом, будешь свежим воздухом дышать. (Снегурочке). А вы построже с ними, Игорь Юрьевич. Всё. Я ушла.

На полпути к двери Дамблдор резко останавливается и оборачивается.

Дамблдор. Я всё слышу, Юдин!

Андрей. Я ничего не сказал. (Денису). Я внатуре ничего не сказал.

 

3.

Макдональдс. Андрей и Маша сидят за столиком. Андрей пьёт колу и закусывает картошкой-фри. Маша вертит в руках телефон.

Маша. Спасибо, что вернул.  Я пойду?

Андрей. Надо было продать.

Маша. То есть?

Андрей. Я бы толкнул кому-нибудь косарей за двадцать точно.

Маша. Это ты сейчас типо намекаешь, что я тебе заплатить должна?

Андрей. Я пошутил.

Маша. У меня нету, понимаешь? Вообще нету денег.

Андрей. Да мне пофигу. Я просто как факт говорю – мог бы толкнуть.

Маша. Но не продал же.

Андрей. Ну да, понял, что девчачий и стрёмно стало. Я же мужик.

Маша. Понятно. Ну я не знаю, я могу тебе картошку фри купить.

Андрей. У меня своя ещё не закончилась. (Пауза). Ещё баба мне картошку не покупала.

Молчат.

Маша. Ну я тогда не знаю… Я тогда пошла. Спасибо. Спасибо типо большое.

Андрей. Вообще я знаю, как ты можешь меня отблагодарить.

Маша. Как?

Андрей. Ну я сюда с другого района пёрся, а мне сейчас картошку доедать в одиночестве, понимаешь?

Маша. Не понимаю.

Андрей. Я не люблю есть в одиночестве.

Маша. Ты типо хочешь, чтобы я тут побыла с тобой, пока ты картошку ешь?

Андрей. Да, давай я тебе ещё закажу, и мы нормально посидим. Чё ты хочешь?

Маша. Ничего.

Андрей. Гамбургер, может?

Маша. Нет, я не голодная.

Андрей. Пирожок с вишней будешь? У меня у брата баба однажды ни с того ни с сего захотела пирожок с вишней – он её ночью отвёз в макдак. Настоящий мужик.

Маша. Понятно.

Андрей. Это как на жвачке love is пишут. Там во вкладышах всегда «любовь это то-то то-то». Если бы я писал продолжение, я бы написал love is это когда тебе не стрёмно ночью подорваться, чтобы купить ей пирожок с вишней.

Маша. Я как-то не думала об этом.

Андрей. Так ты будешь есть, нет?

Маша молчит.

Андрей. Ты так-то дофига худая.

Маша (обрадовавшись). Правда?

Андрей. Ну да, накормить хочется.

Маша. Круто.

Андрей. А чё у тебя в контактах такие имена странные – Щелкунчик, Арасекс какой-то…

Маша. Арабеск! (Возмущенно) Ты по контактам моим лазил?

Андрей. Ты не так поняла! Мне надо было как-то найти способ с тобой связаться, вот я и посмотреть. Думал сначала маме позвонить. Потом передумал. Позвонить-то я позвоню, а тебе потом влетит, что ты айфонами разбрасываешься.

Маша. Сообразительный.

Андрей. Арабеск – это вообще какое-то имя ненашенское, да?

Маша. Это по-французски означает арабский.

Андрей. Как всё заморочено. У тебя есть друзья арабы?

Маша громко смеётся.

Маша. Это только так переводится! А вообще это поза в балете!

Андрей. Офигеть.

Маша. Да это телефон одноклассника в хоряге.

Андрей. Где?

Маша. В хореографическом. Я там учусь.

Андрей. А у меня маму в детстве молния ударила.

Маша. Классно. Ну то есть сочувствую.

Андрей. Да не, с ней нормально всё. Живая, меня вот родила.

Маша. Ну ты доел?

Андрей. Доел. (Пауза). Давай поднос стащим.

Маша. Зачем?

Андрей.  Как сувенир.

Маша. Сувенир из макдональдса? Ты странный. Ты вообще из какой школы?

Андрей. Из обычной.

Маша. Что, номера не помнишь?

Андрей. Сто девятая, предположим.

Маша. Сто девятый лицей, серьёзно? Это же очень крутая школа, для мажоров. Извини. Я имела в виду…

Андрей. Да я уже привык. (Пауза). Что, точно ничего не будешь? Даже картошку?

Маша отрицательно мотает головой.

Маша. Ну вот у тебя одна осталась. Я попробую.

Маша своими тонкими пальцами, как пинцетом, берёт жалкий одинокий ломтик картошки фри. Медленно кладёт в рот. Закрывает глаза.

Андрей. С тобой всё хорошо?

Маша. Господи, какое блаженство.

Андрей. Я щас ещё сбегаю!

Маша. Не надо, мне нельзя! Не надо, пожалуйста! 

Андрей идёт на добычу картошки. Маша звонит кому-то по телефону.

Маша. Щелкунчик, приём! Если что, скажи воспитке, что я магазине, буду через минут двадцать! Мне нужно чешки купить и продукты по мелочи, ну ты поняла. Целую, пока!

Андрей возвращается с большой порцией жареной солёной картошки. Маша сначала смотрит на неё, как на врага. Но потом не выдерживает и набрасывается. Андрей с улыбкой наблюдает за Машей.

Маша (прикончив картошку). Какой кошмар. Что я наделала. Как хорошо. Я же потом в пачку не влезу!

Андрей. Куда?

Маша. Я пошла. Мне идти надо.

Маша судорожно одевает пальто, встаёт. Андрей быстро набрасывает куртку, они выходят на крыльцо. У Андрея из-под куртки падает красный поднос. Маша смеётся.

 

4.

Хореографическое училище. Балетный класс, занятие по классическому танцу. Зеркальные стены, ученики стоят вдоль станка. Девочки в чёрных купальниках, мальчики –  в шортах. Все в чешках. Пучок подходит в Маше.

Пучок. Держим арабеск, держим! За руками следите! Ко всем относится! Это разве руки, это пасть крокодила! У вас в декабре экзамен, вы понимаете? У вас, не у меня! Я своё уже оттанцевала!

Подходит к дрожащему Щелкунчику.

Пучок. Такая лошадь вымахала, а пучок нормальный делать не научилась? Чтобы убрала этот сеновал! А то так всю жизнь будешь танцевать Щелкунчика!

Отходит от Щелкунчика. Медленно обходит весь зал.

Пучок. Я в ваше время по ночам в классе тренировалась. Потихоньку у вахтёрши ключ вытаскивала и тренировалась. Молодец, Касаткина. Смотрите все на Касаткину, у неё у единственной шея есть! У всех остальных плечи сразу переходят в голову!

Пучок подходит к Маше.

Пучок. Мария, зад собрала!

Маша подтягивает попу, дышит часто, волнуется.

Мясо подтяни, говорю! Ты слышишь, меня, нет?

У Маши растут глаза.

Вот это бампер! Дорогая моя, или ты убираешь свой павлиний хвост, или я не знаю что! Ты на комиссии как себя представляешь? Жир сам не отсосётся! Его надо сжигать! А для этого сначала нужно сжечь холодильник!

Маша. Я стараюсь.

Пучок. Ты понимаешь, что я тебе ничем не помогу, если ты раздашься? Никто на твою растяжку и координацию смотреть не будет, если ты по полу пятую точку тащить. Это профнепрегодность!

Маша. Это гормоны. Так бывает в пятнадцать лет.

Пучок. Чтобы я вообще больше этого слова не слышала – гормоны! Не существует никаких гормонов, существует лень и жратва! И пучок у тебя тоже, кстати, не образцово-показательный! Я тебя разве не учила, что пучок и ногти – это паспорт балерины?

Маша. Учили.

Пучок. Хватит, перерыв.

Пучок выходит из класса, девочки болтают возле станка. Маша садится на пол, распускает волосы.

Маша. А бывают, интересно, лысые балерины?

Касаткина. Ты к чему это?

Маша. У них, наверное, никаких проблем с пучком нет. Нет пучка – нет проблем.

Щелкунчик. Пучок есть всегда. Аделина Соломоновна Пучок. Мне кажется, ей давно пора сменить фамилию.

Девочки смеются.

Маша. Иногда мне кажется, что у неё ко мне персональная неприязнь.

Щелкунчик (Маше). Да не расстраивайся ты так. Мне тоже досталось. Уже сколько лет как этот Щелкнунчик ко мне прилип. Я что, виновата, что когда в младших классах все роли разобрали, мне пришлось танцевать партию игрушки?

Маша. А как мне расстраиваться, Щелкунчик?

Щелкунчик. Ну вот опять снова! Может мне официально имя сменить?

Маша. Она ясно дала понять, если я не похудею к экзамену, вылечу.

Щелкунчик. Никуда ты не вылетишь, у тебя хорошие данные.

Касаткина. Это вообще ни о чём не говорит. Знаете, что Комарову из пятого класса отчислили?

Маша. Не может быть! Комарову?

Касаткина. Я тоже сначала не поверила. Её всегда в пример ставили. Комарова то, Комарова это…

Щелкунчик. Только не Комарову!

Касаткина. С формулировкой: «на одних данных далеко не уедешь», прикиньте?

Маша. Мне нужно к декабрю скинуть семь кэгэ.

Касаткина. Семь – это нереально.

Маша. Забью сегодня в общаге холодильник минералкой.

Касаткина. Ну да, а потом сорвёшься.

Щелкунчик. Хорошо парням, у них обмен веществ лучше.

Делавший рядом растяжку Арабеск останавливается, смотрит на Щелкунчика.

Арабеск. Что за сексизм, Щелкунчик? Я тебе покажу свою полочку в холодильнике!

 

5.

Общага. Комната Щелкунчика и Маши. Их кровати стоят рядом. Девочки разговаривают шепотом.

Щелкунчик. Щелкунчик, ты умеешь держать секреты?

Маша. Конечно да! А что за секрет?

Щелкунчик. Закрой глаза. Дай сюда руки. Только не опускай!

Маша закрывает глаза, протягивает руки ладошками вверх. Щелкунчик тихо достаёт из-под кровати какую-то коробку, открывает, достаёт из неё маленький комочек цвета яичной скорлупы. Это хомяк. Щелкунчик аккуратно кладёт хомяка в ладони Маши. Маша взвизгивает от неожиданности, открывает глаза.

Маша. Что это?

Щелкунчик. Тише ты! Щас всех разбудишь!

Маша. Где ты это взяла? (Пауза). Какой миленький!

Щелкунчик. Его зовут Барышников.

Маша (сквозь смех). Ты сумасшедшая! А что если воспитка узнает?

Щелкунчик. Трындец, что. Но она не узнает. Если ты ей, конечно, не скажешь.

Маша (смотрит на коробку на коленях Щелкунчика). А он там не задохнётся?

Щелкунчик. Я сделала дырочки.

Маша (гладит хомяка). Барышников. Ты потерял форму, Барышников. Как ты теперь будешь прыгать аллегро? Тоже мне, танцор с мировым именем. (Щелкунчику) А если я тебе секрет расскажу? (Пауза). Помнишь рядом с нами в театре парни сидели?

Щелкунчик. Такие кретины не забываются.

Маша. Знаешь, их можно понять, спектакль был ни о чём.

Щелкунчик. Ты тогда по-другому говорила.

Маша. Короче, я свой айфон потырила, ты знаешь. А тот, который слева от меня сидел, его нашёл. И отдал.

Щелкунчик. Джентльмен.

Маша. Джентльмен из сто девятого лицея.

Щелкунчик. Джентльмен с богатыми родителями.

Маша. Это разве плохо?

Щелкунчик. Это не показатель. Ты что, втюрилась?

Маша. Я? Нет!!! Я просто… мне нужен воздух. Меня до сих пор трясёт после того, как меня Пучок отчитала. Просто везде балет, балет, балет. Ну то есть, я его люблю и всё такое и мечтаю танцевать Жизель в Большом, но… Но так ведь можно с ума сойти. С утра до пяти уроки, потом интернат, репетиции. Выходить только в продуктовый раз в неделю. Достало. Короче я думаю – написать ему или нет?

Щелкунчик. Напиши. Лучше жалеть о том, что сделала, чем наоборот.

Маша. Я бы сейчас написала, пока я храбрая.

Щелкунчик. Телефоны только утром выдадут.

Маша. Я знаю, где воспитка их прячет.

Щелкунчик. Тебе влетит!

Маша. Я аккуратно. И вообще, не тебе меня жизни учить, посмотри на своего Барышникова.

 

6.

Переписка вконтакте.

Маша. Привет

Андрей. Привет /Смайл/

Маша. Что делаешь?

Андрей. С тобой переписываюсь

Маша. А… понятно. /Cмайл/ У меня хомяк умер..

Андрей. Печалька /Грустный смайл/

Маша. Два года у меня жил. Такой лапочка. Я его назвала Барышников, в честь известного танцора. А теперь его нет.

Андрей. Танцора?

Маша. Хомяка

Андрей. Ну да. А танцор тоже умер?

Маша. Нет, танцор ещё жив.

Андрей. Вообще плохо получается. (Ну хоть что-то хорошее).

Маша. Грусть

Андрей. Душа бессмертная.

Маша. Ты думаешь?

Андрей. Стопудово.

Маша. Значит у хомяков бывают души

Андрей. Чем они хуже нас?

Маша. Ты прав. Ты мне настроение прокачал. /Смайл/

Андрей. Я такой.

Маша. А твой день как?

Андрей. Ничего особенного.. Встретимся?

Маша. Не знаю даже. /смайл/ Давай /смайл/

Андрей. Где и когда?

Маша. В шесть возле памятника ленину.

Андрей. А почему у Ленина? /cмайл/

Маша. Я так-то из другого города, в хорягу сюда учиться приехала. Кроме Ленина я мест не знаю.

Андрей. А ну ок. /смайл/

 

7.

Перемена в спецшколе. Макаров  рисует на парте, Мельникова подводит глаза, Хабибулин пялится в телефон, Андрей жует жевачку, все занимаются своими делами.

Андрей. Макаров, одолжи рубашку.

Макаров (отвлекаясь от наскально-напартного творчества). Всмысле?

Андрей. Чё не понятного, рубашку одолжи – клетчатую, красную, кайфовую, Макаров. У тебя разве нет клетчатых красных рубашек?

Макаров. Ну есть одна.

Денис. Макаров, все знают, что от тебя отец откупается рубашками. И вместо алиментов каждый месяц ты получаешь горы отменных рубашек с его трикотажной фабрики.

Макаров. Причём тут откупается? Он мне их дарит.

Андрей. Притом, что всем отцы дарят любовь, а тебе – рубашки.

Класс ржёт. Особенно заливисто смеётся Денис.

Андрей. А ты что ржёшь, Хабибулин? Ты, наверное, не в курсе, что ты даёшь мне свой айфон. Так уж вышло, в этой шараге ты – единственный, у кого он есть.

Хабибулин. Нафига тебе мой айфон? Сам говорил, что айфоны для девочек.

Андрей. Допустим, я и щас так считаю. Но завтра я иду на свидание. И у девушки, с которой я встречаюсь другое мнение. Другое мнение и другой айфон.

Хабибулин. Зачем тебе встречаться с девушкой, у которой другое мнение?

Андрей. Не умничай, Хабибулин. (Ко всем). Уважаемые сокамерники, мне нужно: рубашка одна штука, джинсы окей у меня есть, кеды сороковой размер одна штука, айфон одна штука… Было бы зачётно, если бы Бочаров одолжил мне свои часы… И очки Комарова для завершения образа. А, чуть не забыл, большому брату не обязательно видеть, как собирают дань.

Андрей встает на парту, смотрит в зрачок камеры, машет рукой.

Андрей. Хочу передать привет моему любимому директору – Ларисе Владимировне Дамблдор! Лариса Владимировна, привет!

Андрей достаёт изо рта жвачку и залепляет ей глаз камеры. Спускается. К нему на парту ложится красная рубашка.

Макаров. Как раз взял с собой на сменку. Чистая.

К рубашке присоединяются часы, айфон, очки. Андрей смотрит на ноги Крупина в белоснежных кедах.

Андрей. Не стесняемся, Крупин, снимаем тапочки.

Крупин молча снимает кеды и кладёт их на парту Андрею.

Андрей. Спасибо, бро! (Осматривая кучу). Вот это блатота!

Денис. Да, неплохо…

Андрей. Спасибо матери с отцом, что я родился пацаном.

Мельникова. Помаду не надо потаскаться? В тон к рубашке?

Андрей. Ха-ха-ха, Мельникова. Посмотрим, что ты скажешь, когда увидишь меня с новой девушкой. Она из хореографического, чтоб ты знала.

Мельникова. Да кому ты нужен, Юдин. Лучше бы ты с кем из наших мутил, вот с той же Гончаровой, посмотри, как она на тебя пялится. Скоро глаза выпадут. Для остальных ты – бесперспективный вариант. Мы тут все – бесперспективный вариант. Нас отовсюду выпнули, забыл? Ни одна школа таких терпеть не будет, только родной Хогвартс.

Андрей. Мельникова, тебе надо эти, как их, антидепрессанты пить. От тебя тоской за версту несёт.

Мельникова. Я тебе говорю, Андрей, это – бесперспективно. Балерина из помойки есть не будет.

Входит Дамблдор.

Дамблдор. Кто курил в туалете, я спрашиваю?

Все молчат.

Дамблдор. Я не спрашиваю, кто курил, я спрашиваю, кто курил в туалете? Курить можно только у киоска! А ты почему босиком, Крупин?

Крупин. Да это не знаю… Жарко чё-то.

Дамблдор. Зоопарк!

 

8.

Общага, вечер. Комната Маши и Щелкунчика. Щелкунчик ест бутерброд, Маша пьёт минералку.

Щелкунчик. Как ты могла вообще такое ляпнуть! Мало того, что это не твой хомяк, он к тому же живой! Барышников – живой!

Маша. А кто говорит, что он мёртвый? Просто мне надо было что-то сказать, чтобы поддержать разговор… Понимаешь, когда у тебя кто-то умирает, ты вызываешь сострадание. А сострадание – это идеальное чувство для преодоления коммуникационных барьеров.

Щелкунчик. Ну и методы у тебя! И вообще, какие нафиг коммуникационные барьеры вконтакте?

Маша. Прикроешь меня сегодня? Я короче отпросилась на балет, на Жизель. Как бы на первый акт, посмотреть, как они вертикальные шпагаты делают в первом акте. Я даже маме позвонила, сказала, что очень хочу на Жизель. Она поговорила с воспиткой, меня отпустят.

Щелкунчик. Тогда чего тебя прикрывать?

Маша. С того что я ТИПО иду на Жизель.

Щелкунчик. Не поняла.

Маша. В мире мамы и воспитки я иду на Жизель. А в нашем мире я иду… как бы это выразиться… На свидание, короче.

Щелкунчик. Ого!

Маша. Да. Дашь мне свой шарф, я хочу, как у Вишневой в инстаграме.

В комнату входит Воспитка – грузная женщина за сорок.

Воспитка. А ты куда так разоделась, Мария?

Маша. На Жизель, я же вам говорила. Меня мама отпустила.

Воспитка. В другой раз на Жизель сходишь.

Маша. Всмысле в другой?

Воспитка. В прямом.

Маша. Почему?

Воспитка. За нарушение устава. И не надо так на меня смотреть. Я вчера у тебя телефон забирала? Забирала! А если я у тебя его забирала, значит я должна была его утром отдать. А я этого не помню! Может ты помнишь? Нет, не помнишь. А это значит, что ты его взяла посреди ночи, и один бог знает, что ты там с ним делала, и когда уснула.

Маша. Я ничего не делала, я просто хотела проверить… мейл от мамы…

Воспитка. Дуру из меня делать не надо.

Маша. Но пожалуйста! Олечка Витальевна! Я больше не буду! Вы можете даже забрать у меня телефон на один день!

Воспитка. Хорошая идея. Давай сюда.

Маша выключает и отдаёт телефон.

Маша. Ну я пошла?

Воспитка. Нет, ты никуда не пошла. Эту Жизель ты запомнишь надолго.

Маша. Но так не честно!

Воспитка. Мне послышалось или кто-то что-то сказал? (Уходит, оборачивается в дверях). Чуть не забыла, девочки. У нас завелась мышь. Не пугайтесь и не верещите, если увидите. Мы уже поставили мышеловку. Так что проблема скоро решится сама собой. (Воспитка улыбается и уходит).

Щелкунчик лезет под кровать, достаёт коробку – дом Барышникова, открывает её. В коробке никого нет.

Щелкунчик (кричит). Нееееет, только не это!

 

9.

Нарядный Андрей стоит возле памятника Ленину. Он в красной рубашке, кедах и очках, в руках роза. Переминается с ноги на ногу. Проходит минут пять – никого. Андрей проверяет время в телефоне. Делает пару кругов возле памятника. Десять минут – никого. Андрей вглядывается в лица. Достаёт телефон. Печатает.

Андрей. на месте. /смайл/

Убирает телефон в карман. Переставляет ноги, достаёт снова, печатает.

Андрей. ээээй!

Смотрит в экран. Ждёт. Печатает.

Андрей. ты где? /грустный смайл/

Андрей нервно нажимает на одну и ту же кнопку. Телефон то гаснет, то освещает его лицо. Наконец, он убирает его в карман. Отрывает пару лепестков от головы розы. Кидает цветок к памятнику. Начинает пинать постамент ногами. Мимо проходит женщина с сумками, останавливается на секунду, наблюдает за Андреем.

Прохожая. Мальчик, что тебе Ленин сделал?

Андрей. Ничего хорошего!

 

10.

Хогвартс. Урок физкультуры.

Снегурочка.  Андрей, вы почему опять не в форме?

Андрей. В отличие от вас я всегда в форме.

Снегурочка. Почему вы позволяете себе так говорить с учителем?

Андрей. Как так?

Снегурочка. Как будто вы во дворе, а не на уроке.

Андрей. А вы почему ведёте урок, как будто это фитнес? У меня в расписании написано – физра. Там не написано – класс йоги.  Что это блин за растяжка вообще? Мне нужны мышцы, а не растяжка.

Снегурочка. Для того, чтобы равномерно развить мышечную ткань, вам необходима гибкость.

Андрей. Вы я смотрю дофига гибкий.

Смешки.

Андрей. И не надо меня по имени называть. Для всех учителей я здесь – Юдин, а вы типо один у нас оригинал. Мы тут все – Макаров, Хаббибулин, Мельникова… Я уже даже сам забыл, как кого звать, понятно?

Денис. Андрей, да ладно тебе, харе.

Андрей. Помолчи, не видишь у нас тут серьёзный разговор.

Класс смеётся.

Снегурочка. Я не буду продолжать урок, если вы намерены и дальше со мной так разговаривать.

Андрей. Как так?

Снегурочка. Вы хамите, Юдин.

Андрей. Лучше хамить, чем быть таким лошарой. Вы вообще знаете, какое у вас погоняло? Вас тут все называют Снегурочкой. Потому что вы только биологически мужик. А по сути вы девочка. Макаров, вот ты сколько раз можешь отжаться?

Макаров. Двадцатку могу.

Андрей. Даже Макаров – двадцатку может. А вам и раз – слабо.

Снегурочка. Вы пытаетесь меня на слабо взять? Вы думаете я буду играть с вами в эти игры?

Андрей. Я вообще ничего не думаю. Думают – в других школах. А вы попутали гимназию со спецприёмником. И если я захочу, я сделаю так, что вы вылетите отсюда.

Снегурочка. А вы не предполагаете, что вылететь можете вы?

Андрей. Я уже отовсюду вылетел. Меня больше некуда выпинывать. А вот тебя, с формулировкой «не справился с классом» – да пожалуйста.

Снегурочка. Тебя? Вы уверены, что можете позволить себе разговаривать со мной на «ты»?

Андрей. Уверен. Тебе сколько вообще? Двадцать три, не больше. Ты даже в армии не служил, чего это я тебе выкать должен. Может всё-таки отожмётесь разок? Вернёте себе репутацию? Комаров, чё думаешь, он сможет отжаться?

Комаров. Не, не сможет.

Андрей. А ты, Крупин на что ставишь?

Крупин. Я не знаю.

Андрей. Чё, зассал, Крупин? Мнения своего нет?

Крупин молчит.

Андрей. Отожмётся или нет?

Крупин. Нет.

Андрей. Бочаров, ты?

Бочаров. Да стопудов нет.

Андрей. Гончарова, принимаем ставки.

Гончарова. Я…

Андрей. Фиг с тобой, Гончарова, ты не азартная. Мельникова?

Мельникова. Отвали от меня, Юдин. Я одна что ли тут догнала, что ты это шоу устраиваешь, чтобы вернуть себе статус мужика? Я понимаю, девушка кинула, не пришла на свидание, погано на душе, все дела… Но другим-то зачем жизнь портить?

Андрей. Окей, Мельникова, будем считать, что ты поставила на Снегурочку. Идёшь типа ва-банк. (Снегурочке). Ну что, будешь отжиматься, или как? Прямо здесь, чтобы большой брат видел. (Кивает на камеру).

Снегурочка. Раз все этого так хотят…

Снегурочка ложится на пол, начинает отжиматься.

Класс (кроме пары людей). Раз… два… три… четыре…

 

II

11.

Переписка вконтакте. Андрей отправляет Маше селфи.

Андрей. зацени cелфи

Маша. круто /смайл/

Андрей. чё делаешь?

Маша. инстаграм вишнёвой листаю

Андрей. кого?

Маша. я говорила уже так-то тебе. солистка мариинки. смотри какая крутая.

Маша отправляет короткое видео контемпорари балета с Вишнёвой.

Андрей. это её так током ударило? /смайл/

Маша. вообще не смешно. ты знаешь сколько надо у станка отстоять чтобы такое делать?

Андрей. да ладно чё я такого сказал. я скучаю. завтра будет две недели как ты меня динамишь.

Маша. блин я не динамлю. /смайл со слезами/ просто у меня предлоги уже закончились отпрашиваться. тут слежка как в тюрьме просто. не выйти не зайти просто так. а если спалят что мы с тобой без разрешения встречаемся – вообще могут отчислить.

Андрей. чё прям так?

Маша. одну девочку как-то отчислили потому что она типо встречалась с парнем из класса старше. они нам так и впаривают: отношения мешают балету

Андрей. не здоровая атмосфера ваще

Маша. как в армии. /смайл/ я сама уже не могу хочу тебя увидеть /сердечко/

Андрей. детка моя /сердечко/ ты сегодня что-нибудь ела?

Маша. яблоко и кефир – считается?

Андрей. Маша!!!! ты вообще чтоле?

Маша. так прекрати! ты не бойфренд, а демотиватор какой-то!

Андрей. ну надо же что-то жрать! будешь такой. /фотка скелета/

Маша. во-первых не жрать а есть!!! а во-вторых у нас через две недели комиссия! а я скинула только три кило! мне надо ещё минимум три!

Андрей. анриал какой-то! мы когда увидимся?

Маша. вообще нет идей. хотя нет… я придумала. мы классом на кармен сюиту идём.

Андрей. и?

Маша. нас в оперный воспитка доводит и забирает, а там мы сами по себе.

Андрей. иии?

Маша. что иии? иди покупай билеты!

 

13.

Кармен сюита. За пять минут до спектакля. Зрители рассаживаются по местам, читают программки, рассматривают барочные люстры, болтают. Балетный класс сидит на одном ряду: Маша, Щелкунчик, Касаткина, Арабеск. Все разговаривают, а Маша в это время кого-то выглядывает по сторонам.

Касаткина. Отгадайте загадку. Сколько ног у балерины?

Щелкунчик. Четыре минимум. Правая, левая, передняя, задняя.

Арабеск. Так-то ещё внутренняя, внешняя.

Щелкунчик. Шесть что ли?

Касаткина. Неа. Больше. Конкретно больше.

Арабеск. Запасная.

Щелкунчик. Опорная.                                                                                  

Арабеск. Приставленная, отставленная. Всё, вроде.

Касаткина. А вот и не всё. Ещё прямая, согнутая. (Маше) Маша, ты с нами, нет?

Маша. Я? Я да, а что?

Касаткина. Так сколько ног?

Маша. Каких ног?

Касаткина. У балерины.

Маша. Две?

Все странно смотрят на Машу.

Маша. Меня не теряйте, я в эту, в дамскую комнату.

Касаткина. Так-то первый звонок уже прозвенел.

Маша уходит.

Касаткина. Какая-то она странная в последнее время.

 

14.

 Оперный. Возле туалета. Маша и Андрей.

Маша. Я думала уже ты не пришёл.

Андрей. Только ты у нас на свидания не приходишь.

Маша. Блин, Андрей, ты никогда мне этот памятник не забудешь.

Андрей (улыбаясь). Нет.

Маша. Вообще смотрю на тебя и не верю, что это ты.

Андрей. Такая же фигня. Пойдём в буфет?

Маша. Щас второй звонок уже будет.

Андрей. И что?

Маша. В смысле что? Кармен пойдём смотреть.

Андрей. Я на тебя пришёл смотреть, а не на Кармен.

Маша. Андрей!

Андрей. Маша!

Маша. Ну потерпи чуть-чуть. У меня комиссия скоро, завал полный. И отговорки вообще закончились. И на Кармен очень надо. Это кармен, понимаешь? Там в одной сцене такой алясекон должен быть!

Андрей. Ты меня типо предпочла сегодня какому-то алясекону?

Маша. Я такого не говорила.

Звенит второй звонок.

Андрей. У нас какие-то виртуальные отношения.

Маша. Мама скоро приедет, она нам может разрешение дать на встречи. Если ты ей понравишься. А ты ей сто процентов понравишься.

Андрей. Уверена?

Маша. Конечно. Ты из приличной школы, все дела. Идеальные родители, состоятельная семья.

Андрей. Ну да… (Пауза). А потом типо встречи под конвоем на полчаса?

Маша. Ну почему под конвоем, нет. И не на полчаса, а на час.

Андрей. Вообще зашибись.

Мимо в толпе людей проходит Снегурочка.

Маша (Снегурочке). Игорь Витальевич!

Снегурочка оборачивается.

Андрей. Ты его знаешь?

Маша. Это мой бывший препод по классическому танцу.

Снегурочка подходит к Маше.

Снегурочка. Маша?

Маша. Здравствуйте!!!! Я так рада вас видеть! Как у вас дела?

Снегурочка замечает Андрея.

Снегурочка. Ничего, потихоньку.

Маша. А вы где работаете сейчас?

Снегурочка. Я… я если так можно выразиться… (смотрит на Андрея) в творческом отпуске.

Маша. А мы сцену из Жизель репетируем.

Снегурочка. Нехило.

Маша. Да, и комиссия двадцатого. Приходите. Хотя нет, не приходите, я так больше волноваться буду.

Снегурочка (улыбаясь). Спасибо за неприглашение.

Маша. Ой, я вас не представила. Игорь Витальевич, наш бывший и самый добрый препод из хореографического. Это Андрей, мой парень. Он из стодевятого лицея, собирается стать этим, как его… юристом.

Снегурочка. Юристом? (Пауза). Очень любопытно.

Звенит третий звонок.

Снегурочка. Было приятно увидится. (Пауза). Маша, подождите. (Открывает сумку, достаёт блокнот, ручку, что-то пишет, отдаёт Маше). Это мой телефон. Позвоните мне обязательно. Я хочу расписание ваших занятий узнать. Может быть загляну.

Снегурочка улыбается и быстрым шагом уходит зрительного зала.

Маша. Вот это встреча. Просто нереально.

Андрей. Да уж.

Маша. Пошли вместе сядем в партер на задние, я там свободные места видела.

Маша берёт Андрея за руку и ведёт.

Маша. Ты даже не представляешь, какой он был крутой танцор. Он нашу хорягу закончил, а потом его в Мариинку взяли. Круче Мариинки только Большой, и то так только обыватели думают, а на самом деле можно поспорить.

Андрей. И чё он тогда здесь делает?

Маша. Он получил капец серьёзную травму, ему связку на ноге удалили. И все – танцевать уже не вариант. Ну и он вернулся, короче, чтобы у нас классический танец вести. Вариантов-то с травмой для работы не много.

Андрей. А щас че не преподает?

Маша. Уволился через год, нам причину как бы никто официально не говорил, но типо психологически трудно было. Сам подумай – каждый день учить тому, что ты уже сам не можешь. И видеть, как начинают карьеру ребята, которые лет на пять тебя младше. А ты уже всё – балетный пенсионер. (Пауза). Вообще у нас сплетни ходили, что он чуть ли не устроился физру вести в какой-то школе. Но я лично вообще не представляю.

Андрей. А я представляю…

Маша и Андрей садятся в кресла. Занавес открывается. Кармен.

 

15.

Оперный. После спектакля. Мужской туалет. Из кабинки выходит Снегурочка. Рядом его ждет Андрей.

Андрей. Игорь Витальевич!

Снегурочка игнорирует Андрея, моет руки, идет к выходу.

Андрей. Игорь Витальевич!

Снегурочка. Вы вроде бы предпочитали меня по-другому называть.

Андрей. Пожалуйста, не надо говорить Маше правду.

Снегурочка. Правду про что? Про то, что вы идиот и гопник?

Андрей. Про то, в какой шараге я учусь.

Снегурочка. С чего вы взяли, что я собираюсь ей что-то говорить?

Андрей. А телефон вы ей зачем дали? Я идиот, конечно, но не полный.

Снегурочка. Это не ваше дело. И не стоило меня тут караулить.

Андрей. Слушайте, ну я вас как мужик мужика прошу. Пожалуйста! Она для меня капец как важна, понимаете?

Снегурочка. Вы так часто в своей жизни это слово употребляете – мужик. Вы в него вообще что вкладываете?

Андрей. Я как-то не особо задумывался.

Снегурочка. Это видно. Какого чёрта я вообще с вами разговариваю!

Андрей. Понимаете, если она узнает, что я из этого зоопарка… Блин, да это просто не вяжется с ее балетом, понимаете? Как она говорит – лайфстайл. Она зависает в инстаграме всех этих модных балерин, и я пару раз чтобы быть в теме, посмотрел, что там происходит. Так там вообще, понимаете, там нифига не про балет. Там про шмотки, путешествия, красивую жизнь…

Снегурочка. И что она в тебе нашла?

Андрей. Фиг знает на самом деле.

Снегурочка. Я не собираюсь вмешиваться в вашу личную жизнь. Это вообще не моё дело. Но я бы на вашем месте всё рассказал, иначе это как-то… не честно что ли.

Андрей. Спасибо! Вообще спасибо! Вообще прямо спасибо! (Пауза). И простите меня. Если такое типо вообще можно простить.

 

16.

Хогвартс. Кабинет директора. Андрей и Дамблдор. Дамблдор сидит в крутящемся кресле за столом. Юдин стоит в дверях.

Дамблдор. Юдин, чего стоишь, как бревно. Открой справа шкафчик. Там за сахарницей конфетки лежат.

Юдин (достаёт кулёк). Эти?

Дамблдор. Да разве это конфеты? Это карамель для нищебродов. Эти пусть завшколы грызёт, засунь обратно.

Юдин убирает на место кулёк.

Дамблдор. Шоколадные коробка должна быть. И сахарницу тоже давай сюда.

Юдин достаёт коробку конфет «родные просторы» и сахарницу, ставит на стол. Дамблдор достаёт две чашки. С тумбочки справа берёт электрический чайник, наливает кипяток. Бросает в кружки два пакетика-«утопленника», кладаёт конфету в рот.

Дамблдор. Вот теперь рассказывай, Юдин. Но если ты вздумал уволить ещё одного учителя, я тебе этого не позволю. Ты что думаешь сюда очередь стоит преподавать? У нас за всё это время ни одного кандидата не появилось, я уже трудовика на физру поставить думаю. А ты помнишь, как выглядит наш трудовик. От него спортом несёт за километр. Сорокоградусным спортом.

Юдин. Надо вернуть Игоря Витальевича.

Дамблдор. Ты что, издеваешься?

Юдин. Да не, я серьёзно.

Дамблдор. Не ты ли ему гестапо устроил? Он между прочим хороший учитель был, единственный отчеты сдавал вовремя. Да, немного утончённый… Но вам же только дай повод! Шакалы.

Юдин. Если нужно, я сделаю, чтобы его никто не трогал.

Дамблдор. Ты его сам не трогай! И вообще, Юдин, ты думаешь в жизни всё так просто решается? Да он ещё может и не захочет обратно, у него достоинство есть. У каждого человека должно быть достоинство, врубаешься? А может он, вообще, другую работу нашёл…

Юдин. Не нашёл…

Дамблдор. Ты за этим что ли пришёл?

Юдин. Не совсем как бы. Помните в том году вы Щукину из старшаков рекомендацию написали, и он в нормальную школу вернулся?

Дамблдор. Ну.

Юдин. Мне можете такую сделать?

Дамблдор. Юдин, это исключено!

Юдин. Почему? Мне очень нужно в нормальную школу!

Дамблдор. А ты там нужен кому? (Пауза). Вот и я о том же. А здесь я без тебя как? Кто мне класс будет строить?

Юдин. Да всё нормально будет. Вон Мельникова останется за главную. Она у нас неофициальный авторитет.

Дамблдор. Посмотри на коробку конфет, Юдин.

Юдин смотрит.

Дамблдор. Читай!

Юдин.  Родные просторы.. И чё?

Дамблдор. А то, что твои родные просторы здесь, Юдин! И больше я ничего даже слышать не хочу! Получишь специальность, кто ты там у нас – слесарь? Сразу рабочая профессия на руках, чем плохо? А если в институт захочешь тяжко, конечно, придется, но кто сильно хочет, Юдин.. Сам знаешь.

Юдин. Мне девушке сказать стрёмно, что я здесь учусь.

Дамблдор смеётся.

Дамблдор. А что тут такого? Ты же никого не убил, Юдин. (Пауза). Ты же никого не убил?

Юдин. Да нет блин конечно!

Дамблдор. Ну слава богу. Ну тогда всё нормально. Если любит – то поймёт, Юдин, говорю тебе как опытная женщина.

Юдин. То есть вообще не вариант?

Дамблдор. Не вариант.

Юдин. Хорошо, тогда уберите эти чёртовы камеры в туалете, конкретно бесят. Сами говорили, у каждого должно быть достоинство. Какое тут достоинство, когда за тобой смотрят, пока ты…

Дамблдор (перебивая). Не продолжай, Юдин. Я подумаю.

Юдин достаёт телефон, чтобы набрать смску.

 

17.

Хореографическое училище. Разминка накануне выступления перед комиссией. Весь класс, в том числе Маша, Щелкунчик, Касаткина, Арабеск уже в форме. Кто-то делает наклоны, кто-то тянет носок, кто-то сидит в шпагате.

Щелкунчик. Комиссия – это как маленькая смерть. Никогда не знаешь, есть ли жизнь после комиссии.

Касаткина. Кто там на этот раз кроме Пучка?

Арабеск. Говорят, из Москвы приехали какие-то важные чуваки.

У Маши приходит смска, Маша достаёт телефон.

Щелкунчик. Маша, это плохая примета – телефон перед выступлением! Выключи!

Маша. Что за бред, Щелкунчик!

Маша читает смску.

«я тебе врал, я не из 109ки и папа у меня не адвокат а алкаш. я вообще в спецшколе учусь. у меня всё нормально с головой, ты не думай. это вроде школы для детей с плохим поведением»

Маша в шоке смотрит на телефон, он опять пищит – новая смска.

«Удачи на выступлении!»

Из-за двери выглядывает Пучок.

Пучок. Заходим, ребята! Начинается.

 

18.

Хореографическое училище. После выступления. Касаткина, Маша, Щелкунчик, Арабеск сидят в балетной одежде под дверью в ожидании приговора комиссии. Дверь открывается, вылетает Касаткина.

Арабеск. Ну как?

Касаткина. Про..

Щелкунчик (округляя глаза). Провалилась?

Касаткина. Прошла! Прошла дальше!

Арабеск. Поздравляю!

Щелкунчик. А я, по-моему, налажала. На два такта опоздала и вообще всё наперекосяк.

Маша. Прекрати. Помнишь, нам концертместер рассказывала про транссерфинг реальности? Если будешь представлять плохое, оно и случится.

Щелкунчик. Какая разница теперь что я буду представлять, если все уже случилось. А руки я вообще не знала, куда их деть.

Касаткина. Я тоже не то, чтобы все идеально сделала. Но вид у меня был, как будто бы все идеально. Пучок сказала, что у меня горделивая шея.

Дверь открывается. Крик: Родионова!

Маша. Ну, Щелкунчик, ни пера, ни пуха!

Щелкунчик. К чёрту!

Щелкунчик крестится, входит.

Арабеск. В прошлом году я прошёл, но мне такой жести наговорили… Что я самовлюбленный нарцисс, и что я люблю себя в балете, а не балет в себе…

Маша.  А это разве не так, Арабеск?

Арабеск. А это разве плохо?

Маша. Не знаю.

Арабеск. Надо же мне чем-то компенсировать давление.

Касатника. Какое давление?

Арабеск. Вот это вот все – профессия для гомосеков, настоящие мужики не танцуют, они качаются… Меня так-то девушка бросила, из-за того, что я – цитирую – «балерун».

Маша. Да ладно?

Выходит Щелкунчик со слезами на глазах.

Маша. Нет, не может быть!

Щелкунчик плачет.

Касаткина. Что поделать, может ты не создана для балета…

Щелкунчик. Пучок сказала, что у меня плечи широкие, как у Волочковой.

Маша. И что?

Щелкунчик. Что-что, это самое ужасное оскорбление, которое я слышала в жизни!

Арабеск. Тебя что за плечи отчислили?

Щелкунчик (продолжая реветь). Меня не отчислили!

Маша. Вот дура, напугала!

Касаткина. Так-то плечи у тебя и правда… широкие.

Голос из-за двери: Хромова!

Маша. Хромова. Хромова – это кто?

Арабеск. Хромова – это ты, Маша. Иди!

 

17.

Хореографическое училище. Комиссия выносит вердикт. За составленными партами сидят трое – Пучок, мужчина в очках, женщина в сиреневом пиджаке

Пучок. Хромова Мария, четвертый балетный класс.

Маша. Здравствуйте.

Женщина в пиджаке. Надо сказать, вы танец исполнили, как говорят в большом балете, с шампанским – торжественно, на подъеме.

Мужчина. Я за последний месяц возглавлял несколько комиссий в самых разных училищах, и видел немало шпагатов, и я могу сказать, что у вас вертикальный шпагат самый чёткий, самый уверенный из тех, что я видел.

Маша расплывается в улыбке.

Пучок. Мария месяц назад была не в самой хорошей форме, сильно набрала и очень тяжело танцевала. Но сейчас я так понимаю, ты вернулась к своему весу?

Маша. Я скинула четыре килограмма.

Пучок. Это похвально. (Пауза). По тому как ты сегодня танцевала у меня вопросов нет. Всё было довольно чисто.

Улыбка Маши растёт.

Маша. Спасибо большое.

Маша собирает уходить.

Пучок. Подожди. Ты понимаешь, что балерина – это не только партии? Это растяжки каждое утро, это прийти за полчаса до репетиции, это диета всю жизнь и дисциплина. Жесткая дисциплина.

Маша. Я понимаю.

Пучок. А у меня нет в этом уверенности. Потому что я сегодня получила отчет от социального педагога, и там написано, что у тебя за последний месяц больше дисциплинарных и уставных замечаний, чем у ребят за весь год.

Маша. Я исправлюсь!

Пучок. Маша, это не спортивный лагерь, это балетное училище. Твоя мама отправила тебя сюда на свой страх и риск, в чужой незнакомый город, потому что мы дали ей гарантию, что здесь ты будешь заниматься балетом и думать о балете. А мы не можем ей этого гарантировать!

Маша. Но это просто такой период был…

Женщина в пиджаке. Это не серьёзно, вам нужно было раньше об этом задуматься.

Мужчина. Мария, вы нас очень разочаровали. Если государственные комиссии будут спустя рукава смотреть на дисциплинарное поведение, кого мы будем предлагать театрам после выпуска? Артистов, которые срывают премьеры?

Маша. Но я не делала ничего такого!

Пучок. Маша, мы тебя отчисляем. Успокойся, уходить надо уметь с достоинством.

 

18.

Хореографическая школа. Коридор. Маша ревёт в окружении одноклассников. Щелкунчик тоже подвывает.

Маша. А ты что ревёшь, Щелкунчик? Прекрати, без тебя фигово.

Щелкунчик. Я не хочу, чтобы ты уезжала… Ты же моя лучшая подруга… Ты уедешь, а меня поселят с Касаткиной.

Касаткина. И что с того?

Щелкунчик. А с того, что ты высокомерная и не умеешь хранить секреты. И у тебя сладкие духи. Я не переношу этот запах!

Арабеск. Эй, народ, вы чего все? Маша, всё нормально. Наплюй на этот балет. Ты же не хочешь в тридцатку выйди на пенсию?

Маша. Хочу!

Арабеск. Камон, Маша! Теперь ты можешь есть чипсы каждый день! И проводить выходные, не слезая с дивана. И шлятся по киношкам, и по кафешкам. Маша, тебе вернули детство!

В коридоре появляется Андрей с букетом гвоздик в балетной форме.

Маша. Ты что здесь делаешь? И.. почему ты так одет?

Андрей. Купил форму и сказал охраннику, что вышел покурить и не взял пропуск.

Щелкунчик (прекратив реветь) Но у нас тут никто не курит.

Андрей. Да, он тоже удивился.

Арабеск. Маша, это кто вообще?

Маша. Никто.

Андрей вручает Маше гвоздики.

Маша. Я ненавижу гвоздики! (Пауза). И тебя ненавижу!

Маша лупит Андрея веником гвоздик.

Маша. Это из-за тебя меня отчислили! Из-за тебя! Потому что они спалили, что я с тобой переписываюсь по ночам, и потому что из-за тебя я два раза сбегала из общаги, и потому что у меня поведение стало хуже… И вообще просто потому! А ты ещё оказывается не тот, за кого ты себя выдавал!

Андрей. Зато теперь мы можем нормально встречаться.

Маша. Идиот! Теперь я уезжаю в другой город! Обратно! Домой!

Андрей. Блин… об этом я как-то не подумал.

Маша. Ты вообще ни о чём не подумал! Как я буду жить без балета!

Андрей. Маша… прости. Я сегодня вспоминал, где мы познакомились.

Маша. В театре. И что? Будь проклят этот театр!

Андрей. Ромео и Джульетта. Прям как у нас. Ты из хоряги, я – из хогвартса. Никто не хочёт, чтобы мы были вместе.

Маша. Откуда?

Андрей. Из Хогвартса. Я так нашу спецшколу называю.

Касаткина. О господи, Маша, твой бойфренд из спецшколы? Я всегда знала, что ты странная.

Маша. Нет, Андрей, это нифига не Ромео и Джульетта. Это рыба и шоколад.

Андрей. Что? Рыба и шоколад?

Маша. Да, рыба и шоколад, плохое сочетание, которое в результате даёт диарею.

Щелкунчик. Как романтично…

Маша. А во-вторых, Андрей, Джульетта сразу знала, из какой семьи Ромео! И решила влюбиться на свой страх и риск, понятно? Меня же никто не предупреждал!

Андрей. Ты больше не хочешь меня видеть? Просто потому что я не мажор из блатного лицея что ли?

Маша. Да, например, поэтому.

У Маши звонит телефон.

Маша (Всем). Тише! Мама.

Маша вытирает слёзы, старается сделать голос нормальным.

Маша. Привет, мам. Нет, всё хорошо. Да нет, всё правда хорошо. Только меня отчислили, мам. (Опять начинает реветь). Да… да, мам. Нет, мам. Я не знаю, мам. Я сама не знаю, что делать. Что? Ты уже едешь? Ты на поезде? Через два часа? Хорошо, целую.

Маша убирает телефон.

Маша (Андрею). У тебя есть что-нибудь приличное переодеться?

Андрей. Зачем?

Маша. Затем что мы идём сегодня встречаться с моей мамой! И ты должен произвести хорошее впечатление. (Пауза). Если это вообще возможно.

Конец.

© 2018 Полина Бородина
Сайт драматурга Полины Бородиной