ВЫХОДИ ИЗ КЛЕТКИ

Полина Бородина 'Варвары'

Зигота — клетка, образующаяся в результате оплодотворения, самая ранняя стадия развития организма.

 

Бластомеры — клетки эмбрионов животных на этапе дробления зиготы.

 

Эмбрионально-стволовая клетка — клетка, которая способна превратиться во все типы клеток взрослого организма.

 

I Начало

 

Зигота бродит по тёмным сводам Фаллопиевых труб.

 

Клетка. Одиночество, темнота, тоска, вечный сон. Зевота.

 

Фаллопиевы трубы. Что ты стонешь, Зигота?

 

Клетка. Кто здесь?

 

Труба-1. Какая-то чахлая, впалая.

Труба-2. Думаешь?

Труба-1. Слишком блаженная для праматери. Ну кто от такой родится?

Труба-2. Утопить? И не дать делиться?

 

Клетка. Пустота, запах пепла, (чихает) простуда. Космос.

 

Труба-1. Зато звонкий голос.

Не всё, что пожнёшь — посеешь. Тупая реликвия. Непредсказуемость, брат.

Труба-1. Сестра!

Труба-2. Непредсказуемость — наша религия.

 

Фаллопиевы трубы. Для того, чтобы быть хорошей, надо делиться, Зигота.

 

Клетка. Кто ты?

 

Фаллопиевы трубы. Для того, чтобы быть полезной, надо дробиться, Зигота.

 

Клетка. Что ты?

 

Фаллопиевы трубы. У ангелов было четыре трубы, но и ты — не ангел.

 

Клетка. Отстаньте!

 

Труба-1. Всё в этом мире делится. Цифры, имущество, движимое и недвижимое. Активы.

Труба-2. Югославия, сливы.

Труба-1. Люди делятся на два класса.

 

Клетка. Каких?

 

Труба-1. На второй.

Труба-2. И первый.

 

Клетка (грустно). Как классно.

 

Фаллопиевы трубы. Делись! Ты должна делится. От тебя всё родится. Делись! Делись!

 

Клетка. Мне нравится быть одной. Одной и главной. Просыпаться не по будильнику, есть что попало, не искать одобренья в чужом глазу. Быть неделимой, цельной, сплошной. Самостоятельной, непочатой.

                                 

Фаллопиевы трубы. Делись! Нам нужно зачатье.

 

Зигота делится и распадается на множество бластомер.

 

II Множество

 

Бластомера кружится в хороводе сестёр.

 

Клетка. С подружками по ягоду ходить, круги водить, круги водить, водить. С подружками по ягоду ходить, круги водить, круги водить, водить. С подружками по ягоду. По ягоду с подружками. С подру-жками, по я-году. Я пропаду!

 

Труба-1. Подруга, ослабь свою хватку.

Труба-2. Все дороги ведут в матку!

 

Клетка. Мы с сёстрами сидим в одном ряду, одно лицо на всех, я — пропаду!

 

Фаллопиевы трубы.  Висеть как малина на ветке c девицами так приятно Кругом все свои, розовый цвет, росистый цветок. Это ок!

 

Клетка. Не ок!

 

Труба-1. Сколько я повидала уже на своём веку, но эта — просто ку-ку. Ни стремлений, ни чувства меры.

Труба-2. Совершенно типично для бластомеры.

Труба-1. Как хорошо, когда много всего. Согласна? Когда много румяных яблок одного цвета, когда банки томатного супа ровно стоят на полке.

Труба-2. Как Поллок.

Труба-1. Не Поллок, а Уорхол.

Труба-2. Какая разница! Я люблю множество и порядок. Предсказуемость, торжество стандарта. Люблю инстаграм, супермаркет.

 

Клетка. Я такая, как все, я осина в саду, я никто без подруг, я в аду, я в аду.

 

Труба-1. Чего она так верещит?

Труба-2. Хочет быть не как все.

Труба-1. И всё?! А зачем?

Труба-2. Не знаю.

Труба-1. Трудности начинаются, когда ты — одна такая.

 

 

III Выбор

 

Бластомера исчезает, на её месте появляется эмбриональнальная стволовая клетка. Она стоит на распутье и не знает, куда идти.

 

Матка. Добро пожаловать, детка! Я так ждала тебя.

Клетка. Я пока просто клетка. Эмбриональная, стволовая, ну да, ничего такая.

Матка. Моя! Ты — часть эмбриона.

Клетка. Но я не желаю быть частью.

Матка. Крошка, всему своё счастье.

Клетка. Не называйте меня так. Я взрослая.

Матка. Ну конечно!

Клетка. У меня есть амбиции, планы, мне рассказали всё про карьерный рост и самоопределение. Я целеустремлённая и стрессоустойчивая. Коммуникабельная. Я могу быть зубной эмалью или хрящём. Мне всё нипочём.

Матка. А может быть лучше нервами? Электричеством отзываться на каждое чу...

Клетка. Не хочу!

Матка. Сукровицей, кровотоком, печенью. Семенниками.

Клетка. Уж лучше в почках сидеть камнем.

Матка. Плохие мальчики становятся стариками. Плохие девочки — проститутками. Ты же не хочешь быть хуже всех?

Клетка. Я об этом не думала.

Матка. А о чём ты думала?

Клетка. О безграничном мире возможностей. О прекрасном будущем.

Матка. Надо определяться, милая.

Клетка. А что происходит с неопределившимися?

Матка. Тебе лучше не знать!

Клетка. Но это прекрасно — быть сразу всем. Кровью и потом, росой и камнем, птицей и рыбой.

Матка. Выбор! Главное — сделать выбор. Вырастешь — вспомнишь мои слова.

Клетка. Едва!

Матка. Я одобрю любой. Он, между прочим, даётся не каждому. Кто-то с рожденья записан в дворники и курьеры. В мышцы и нервы, в сперматозоиды и тромбоциты. Кто-то призвание получает в наследство. У кого-то нет детства.

Клетка. Не дави на меня!

Матка. В тебе нет огня!

Клетка. Я не знаю куда идти, кем быть. Как, во сколько, зачем и какого цвета.

Матка. Определённость даёт ответы! Запомни, судьба над тобой не властна. Сначала пододеяльник, потом простыня. Нет дыма без огня. А без добра нет худа. Лимоном лечат простуду. Подорожник прикладывают к плечу. Слова такого нет — «не хочу».

Клетка. Я растеряна, словно рыба.

Матка. Выбор! Главное — сделать выбор.

 

IV Вертикаль

 

Клетки хорды торжественно принимают Клетку в свой коллектив.

 

Голос-1. Поздравляю, вы сделали выбор!

Голос-2. Выбор в пользу нашей компании!

Голос-3. Несите кампари!

Голос-1. Теперь вы — часть хорды!

Голос-2. Или часть хора!

Голос-1. В любом случае, больше вы не пластилин

Голос-2. Чин-чин!

Голос-3. Для экспериментов! Вы — взрослая боевая клетка

Голос1. С функционалом!

Голос-1. Графиком, пенсией, соцпакетом

Голос-2. Что же вы брезгуете банкетом?

Клетка. А вам-то тут как работается, друзья?

Голос-1. Тише, такое спрашивать вслух — нельзя.

Голос-2. Если вещи, которые вслух нельзя.

Голос-3. Есть вещи...

Клетка. Я не уверена, что из меня получится хорда. Я слаба для такого рекорда.

Голос-1. Здесь всё у всех получается.

Голос-2. И трудодни не кончаются.

Клетка. Как я могу быть опорой телу, так, между делом? Я потеряла нить, можно всё отменить?

Голос-1. Но это ваше решение — быть в строю. Я налью?

Клетка. Мне казалось, что это оно — держать мышцы, быть горизонталью. Так бывает, что кажется — это оно, а это — совсем другое. 

Голос-2. Вы привыкните, все привыкают.

Голос-1. Катиться по рельсам последствий — что может быть лучше? Поверьте, заблудшие души так вам сейчас завидуют!

Клетка. А что, если это была ошибка?

Голос-3. Отбросьте сомнения!
Клетка. Меня раздражает моё отражение! Я играю чужую роль. Жизнь — это боль. Жизнь — это боль.

Голос-1. Всё зависит от восприятия!

Голос-2. И есть способ его починить! Точнее, пять способов примириться с реальностью.

Голос-3. Совет первый — молитва.

Голос-1. Читайте с пюпитра!

Голос-3. Дай мне спокойствие принять то..

Голос-3. Что нельзя изменить.

Голос-2. Дай мне мужество изменить то...

Голос-2. Что я могу изменить.

Голос-1. Дай мне мудрость одно

Голос-2. Отличить от другого.

Клетка. Это убого!

Голос-1. Второй способ — радоваться каждому дню. (У Голоса-1 вибрирует телефон). Я перезвоню!

Голос-3. А если не получается

Голос-1. Помнить, что всё кончается.

Голос-2. Всё и всегда кончается.

Голос-3. Всё навсегда кончается.

Голос-1. Главное — помнить. Всё просто.

Клетка. Хватит сеять бессмыслицы просо. Я могла записать себя в лёгкие.

Голос-1, Голос-2 и Голос-3 (хором). Но у лёгких судьба — тяжёлая.

Голос-2. Воздух содержит олово, медь и свинец.

Клетка. Это ещё не конец. Я могу испытать себя в чём-то другом. Я уверена, в мой геном что-то ещё записано.

Клетка-1. Скажи ей. Я не могу.

Клетка-2. Дело в том, что... И я не могу.

Клетка-3. Этот билет — невозвратный.

Клетка. Как это?

Клетка-2. Сделку нельзя отменить.

Клетка-3. Вы сами поставили свою подпись.

Клетка-1. Но есть отпуск!

Клетка-2. Правда, один раз в году.

Клетка-1. Избавляйтесь от ожиданий, они портят всё впечатление. Быть позвоночником вам написано на роду.

Клетка-3. Не печальтесь, смотрите вдаль.

Клетка-1. Отныне вы вертикаль!

 

V Сигнал

 

Клетка. Как я могла знать заранее, кем хочу быть? С кем делить быт?

В какую корзину складывать яйца? Плаксой жить или паяцем? Я нашла своё сочинение на антресолях. Мне семь лет, меня зовут Оля, я не люблю сочинения. У меня тетрадь в клетку, я хочу стать учёным — изучать клетки, ходить в белом халате, быть важной. Чураться работы бумажной. Или я Вова и вечно хочу другого. Мне двенадцать и я мечтаю о космосе. В скафанде бежать по марсу как в комиксе, раздавать всем пришельцам конфеты с планеты земля.  А может я Ралия! У меня нету возраста. Я хочу быть ничья. Весить как воздух, победить гравитацию человеческих мук, есть только фундук, носить только юбки, не помнить свои поступки. Но в этой вселенной я клетка, решётка, тюрьма, неволя. У меня внутри центриоли, из меня получаются Вовы и Оли, иногда Ралии. Я всего лишь строительный материал. Я могу подавать сигнал. ААААА!

 

VI Свобода

 

Человек рассматривает клетку под микроскопом.

 

Человек. Клетки крови похожи на курагу, лимфоциты на рафаелло. Ты похожа на отражение солнца в бассейне. Немного на космос. И на ягоду экзотическую слегка.

Клетка. А!

Человек. Мне было сорок, когда я сменил профессию. Друзья говорили: куда ты? Ты родился архитектором. Твоя мать была архитектором. Твой отец был, окей, строителем. То есть почти архитектором. Мы, друзья твои, архитекторы. Остановись! Ты оставишь от жизни своей руины. О чём мы пить с тобой будем в баре? Короче, они считали, что это фундамент, на котором я весь стою. Но я чувствовал, что я кончился, как архитектор. Что я больше не колосс. И вот на мне белый халат. Я программирую клетки. Даю им вторую жизнь. Точнее возможность. Возможность не быть собой. Или, наоборот, быть собой. За это открытие моему коллеге несколько лет назад дали премию. Нобелевскую премию. Мне кажется, в комитете сидели люди, которые очень давно сидят в комитете. Устали сидеть в комитете. Устали судить достижения в области медицины и физиологии. И вдруг выясняется, что клетки можно репрограммировать. Разучить их делать то, что они привыкли. Дать возможность опять выбирать свой путь. Один член комитета сразу заплакал. Его никто не мог успокоить. Он кричал: «я хочу, чтобы они репрограмировалли меня!» Но ты же не клетка, дорогой Кристоффер, говорили ему другие учёные. Так можно только с клетками, дорогой Кристоффер! С людьми так пока не научились. Другой член нобелевского комитета уволился. Он сказал: раз клеткам можно, я тоже пойду. Его звали Стивен и он писал заявление на увольнение, пока его коллега Кристоффер плакал. Он писал там примерно такие слова. Примерно. Я точно не помню. Я не специалист по словам. Так вот, он писал. Я всегда хотел быть лыжным инструктором и ходить в спортивном костюме. Вместо этого я сижу тут в галстуке, а эти коричневые туфли мне жмут. Я так далёк от науки в глубине души, если она, конечно, вообще существует. Душа то есть, не наука. Я всё-таки отвечал в комитете за физиологию. Он сказал это, уволился и купил спортивный костюм. А потом лыжи. Я слышал, в том году он сломал бедро, когда спускался на лыжах по склону в Шамони. В любом случае, я репрограммирую клетки. Это прорыв в науке. Мы все вышли из клетки, если на чистоту. Правда учёные всё ещё не знают, что делать с этим прорывом. Какие лечить болезни и что за последствия нас ждут. Ну, вы понимаете. В науке всегда ничего до конца не известно. Так вот, чтобы репрограммировать клетку, ты берёшь её аккуратно и говоришь: дорогая клетка, выходи из клетки. Ты свободна. У тебя снова есть все возможности и перспективы. Ты можешь пойти по любому пути. Иногда достаточно просто сказать. Ты снова свободна. Делай, что хочешь. И она выходит. Она делает, что хочет. Она — свободна. За исключением тех редких случаев. Очень редких случаев, которые на моей практике случаются всё чаще, когда клетка вдруг замирает и спрашивает.

 

Клетка. А можно я останусь как есть?